СМИ о выборах

10.09.2013

"Возникла новая социальная реальность на этих выборах"

Корреспонденты РИА Новости спросили у политологов, как они оценивают прошедшие в Москве и в регионах выборы, и какой фактор они считают наиболее значимым в этой кампании.

Президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов:

О выборах в Москве: "Низкая явка становится обоюдоострым оружием. Если раньше считалось, что это работает в пользу власти, сейчас становится ясно, что стереотип о том, что на выборах все предрешено и нет смысла идти на выборы, этот стереотип на лоялистов распространяется ничуть не в меньшей степени, чем на критиков. Это вирус приносит власти все большие риски, хотя до недавних пор он давал скорее тактические преимущества. Отчасти — эффект кампании Навального по расколу именно возрастного электората — пенсионеров, которые более дисциплинированно приходят на выборы. Понятно, что значительная часть голосов в копилке Навального — это голоса старшего возраста".

О выборах в Екатеринбурге: "Сейчас ситуация двойственная: с одной стороны какие-то основания для пересмотра по части участков появились, с другой стороны есть страх в связи с тем, что пересмотр участков по Екатеринбургу, конечно, будет рассматриваться как прецедент — как-то может быть использовано оппозицией для требования пересмотра голосования по части участков в Москве. Тем более, что в Москве достаточно большой разброс голосов есть по разным участкам. Хотя случаи пересмотра и отмены голосов на части участков России раньше возникали и эта практика не привычная, не каждодневная, но все-таки существующая. Я бы пока осторожно относился к подобным ожиданиям".

О низкой явке в целом по России: "Неудобная дата голосования. Стереотип, характерный для общества, о тотальной неизменяемости того, что происходит в России, о предрешенности итогов голосования. Отсутствие ожиданий от выборов у среднего возраста, у молодежи, перекидывается это отсутствие и на старшее поколение".

Глава фонда "Стратегия-2020" Михаил Ремизов:

О том, почему Собянин набрал намного меньше прогноза социологов, а Навальный — намного больше: "Собянин набрал меньше голосов, чем ожидалось, на мой взгляд, потому, что Собянин не вел политическую кампанию. Собянин вел кампанию "перерезания красных ленточек", то есть кампанию достаточно рутинную. Она была бы уместна в ситуации отсутствия сильных соперников, в ситуации отпускного затишья. Но в ситуации, когда происходила мобилизация новой политической силы, политическая повестка дня стала выстраиваться вокруг Навального, единственный шанс показать те результаты, которые изначально ожидались, состоял в том, чтобы замкнуть повестку дня на себя, и создавать события".

О Навальном: "Власти дали "зеленый свет" Навальному и он действовал в режиме максимального
благоприятствования и через действия, в том числе, правоохранителей, и городских властей, ему создавалась дополнительная раскрутка, и, в общем-то, пока нету каких-то убедительных свидетельств массовых нарушений. Если таковые не появятся, мне кажется, будет сложно мобилизовать людей. Но факт в том, что возникла какая-то новая социальная, социально-психологическая реальность на этих выборах, возникла некая "секта свидетелей Навального", а законы поведения секты имеют свою специфику".

О выборах в Екатеринбурге: "Ройзман — политик, который популярен в городе, и он это доказал. Он провел очень сильную, яркую избирательную кампанию, тоже мобилизационную, основанную на волонтерстве и очень широкой коммуникации с гражданами. Лично я думаю, что именно Ройзман является одной из ключевых политических фигур на этих выборах, даже более интересной, чем Навальный, в перспективе. Просто потому, что его правый популизм, имеет в масштабе страны больший потенциал. И сейчас многое зависит от решения властей. К сожалению, прогноз неутешительный в отношении будущего Ройзмана как мэра, даже не потому, что попробуют отменить итоги выборов, а просто по опыту других мэров, избранных не от "Единой России". Зачастую в отношении них возбуждались уголовные дела, они уходили досрочно или, в самом мягком случае, просто проигрывали следующие выборы. Пока жизнь не единороссовских мэров хорошей и вольготной не была".

О явке на выборах по России в целом: "Перенос единого дня голосования ближе к сезону отпусков, наверняка, сыграл свою роль и, думаю, меньшее применение административного ресурса, чем раньше".

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин:

О Москве: "Я думаю, что это связано с тремя факторами. Первый фактор это то, что многие сторонники Собянина сочли, что результат уже обеспечен и можно не принять участие в выборах, можно поменять избирательный участок на участок садовый — все равно от них ничего не зависит, все равно все решено уже, все равно огромные рейтинги… Во-вторых, не было применено административных способов увеличения количества избирателей, участвующих в выборах, то есть не было искусственного повышения явки. Получилось так, что на выборы пришло небольшое количество избирателей и в результате вырос удельный вес оппозиционных избирателей… В этой ситуации, так как не задействован административный ресурс для повышения явки, она оказалась небольшой именно со стороны власти. Со стороны же оппозиции была очень активная мобилизация, очень эмоциональная, очень протестная, что способствовало такому росту поддержки оппозиционного кандидата. И в-третьих, свою роль сыграло время голосования. Когда переносили с октября на сентябрь голосование на региональных выборах, имелось в виду — можно предположить — что на выборы скорее не придут сторонники оппозиции, что они только вернутся из отпусков, они не будут проявлять интереса к политике и так далее. В то же время придет управляемый провластный электорат. Однако в ситуации, когда административный ресурс не работал, именно властные избиратели не приняли участие".

О дальнейших действиях электората Навального: "Я думаю, его электорат разделится. Часть актива, скорее всего, примет участие в акциях. Что касается электората, думаю, что вряд ли участие будет значительным. Особенность электората Навального: он удовлетворен — Навальный получил существенно больше голосов, чем предполагалось изначально. Второе — это большой разрыв, если бы было, условно говоря, 51 и 44-45 — тогда были бы основания требовать второго тура выборов. И последнее: многие люди, голосовавшие за Навального, голосовали за него, понимая, что его не изберут, что градоначальником останется Собянин. То есть они изначально были готовы к такому варианту. Между прочим, для Навального это было в плюс. Потому что аргументы, связанные с тем, что у него нет опыта, что приговор его может вступить в законную силу и как же тогда он будет управлять Москвой, все эти аргументы для электората Навального работали очень слабо. Они исходили из того, что он все равно не будет руководить столицей. Им надо было показать свое негативное отношение к политике власти, им надо было стимулировать политическую конкуренцию, им надо было поддержать человека, который действительно может быть осужден, и помочь ему остаться в политике… Я не думаю, что эти акции будут носить такой массовый характер, сравнимый с акциями, которые были в декабре 11-го года".

О выборах в регионах: "Екатеринбург относится к числу городов с высокой активностью. Там высокие протестные настроения…Победителем стал самый харизматичный и убедительный для избирателей кандидат. Причем в отличие от московских выборов, здесь игра шла на победу. Те, кто голосовал за Ройзмана, видели его победителем и никак иначе. Если бы победа Ройзмана не была бы признана, это могло бы привести к очень серьезным издержкам, к очень серьезному конфликту. Я думаю, что события будут развиваться по другому сценарию: так как у избранного мэра очень ограниченные полномочия, соответственно, борьба развернется за то, кто будет сити-менеджером — человеком, который реально управляет этим мегаполисом".

О возможности пересмотра результатов в Екатеринбурге: "Это было бы слишком скандально. Я сомневаюсь. Возможно будут предприняты попытки, но это будет очень скандально. Потому что, если говорить фальсификациях, то здесь будет много аргументов как раз у команды Ройзмана. Поэтому для власти это будет не вполне удобно — так поступать. Можно получить обратный результат".

О явке на выборах в среднем по России: "Явка всегда меньше на региональных выборах, чем на президентских или парламентских. Это общие принципы. Люди привыкли ходить на президентские и парламентские выборы — они считают, что это надо, что нельзя их игнорировать, что ты, идя на эти большие выборы, выбираешь свое будущее. Губернаторские выборы вообще в течение некоторого времени были отменены, их восстановили только в прошлом году. Это одна проблема с явкой. Вторая проблема, на мой взгляд, это то, что электорат был демобилизован в силу того, что выборы проходили в начале сентября. Они у нас никогда не проходили в такое время. Я думаю, это тоже сыграло свою роль… Думаю, что один из результатов этих выборов — как раз возможность пересмотра этого положения о том, что голосовать надо в сентября. Власти, наверное, хотели понизить поддержку оппозиции, а в результате понизили собственную поддержку. Надо бы вернуться к двум дням голосования, потому что слишком много избирательных кампаний проходит сразу. Это выгодно партии власти, у которой огромное количество ресурсов, но это не выгодно оппозиционным силам, потому что им приходится разбрасываться на много регионов и количество ресурсов у них значительно меньше".